<< Главная страница

Мак Рейнольдс. Пари






Рекс Моран покрутил диск наручного телевизиофона и взглянул на появившийся на экране циферблат. Голос робота сказал: "Без двух минут восемь".
Рекс Моран хмыкнул и обвел взглядом тесную квартиру. Пожалуй, пора двигаться. Он вынул из внутреннего кармана куртки свою универсальную кредитную карточку, вложил ее в щель стандартного телевизиофона и сказал в экран:
- Кредитный баланс, пожалуйста.
Через пару секунд робот ответил:
- 10 акций Инэйльенэбл Бэйсик. Ни одной акции Вэриэбл Бэйсик. Текущий счет - один доллар двадцать три цента.
- Один доллар двадцать три цента, - пробормотал Рекс. - Я и не думал, что придется начинать с такой малостью на руках.
Он набрал Кредит и подождал, пока на экране не вырисовалось лицо. Лицо было деловое, оживленное, с некоторым намеком на нетерпеливость.
- У аппарата Джесон Мэй, заместитель директора по кредитам отдела дивидендов Инэйльенэбл Бэйсик.
Рекс Моран приложил к экрану свою универсальную кредитную карточку и сказал:
- Я бы хотел получить аванс.
- Минуточку, пожалуйста, - ответил Мэй и нажал кнопку. Прочитав ответ с настольного экрана, он опять взглянул на Морана. - Вы уже забрали за два месяца вперед.
- Мне это известно, - угрюмо буркнул Рекс Моран, - но у меня чрезвычайные обстоятельства.
- Они всегда чрезвычайные, мистер Моран, - отрубил человек за столом. - Из вашего досье видно, что вы неизменно забираете вперед в счет ваших дивидендов все, что можно. Правительство взимает проценты с подобных авансов. В конечном счете это для вас невыгодно, мистер Моран.
- Да знаю я, знаю, - сказал Рекс Моран. - Просто была долгая полоса неудач.
- Так в чем же дело на этот раз?
Вопрос застал Рекса Морана врасплох.
- Брат у меня болен, - сказал он. - Приходится помогать.
- Где проживает ваш брат, мистер Моран?
- В Панама-Сити.
- Одну минуту, пожалуйста, - чиновник повернулся к одному из настольных экранов. Через мгновение он поднял взгляд и вздохнул. - Мистер Моран, в досье компьютера не значится, что у вас есть брат. Просьба отклонена. И, мистер Моран...
- Ну? - с отвращением спросил Рекс Моран.
- Попытка обмануть директора отдела Кредитов является второстепенным нарушением. Я не буду принимать никаких мер по этому поводу, но нарушение будет зафиксировано.
- Ну и плевать, - проворчал Рекс Моран, выключая аппарат. - Не очень-то я на это и рассчитывал.
Морану перевалило за тридцать. Он был плотного телосложения, с лицом не то чтобы неприятным, но видавшим виды, как будто его хозяин знавал и войны, и кулачные бои, хотя в действительности ни того, ни другого не было. Соединившись с ультрамаркетом, Моран набрал номер отдела детских игрушек и выбрал пистолет ценой всего в 77 центов. Придется довольствоваться этим. Он опустил в щель аппарата свою универсальную кредитную карточку, приложил к экрану большой палец и заказал игрушку. Через несколько минут он вынул ее из приемника автоматической доставки. Пистолетик был невелик, но на расстоянии выглядел достаточно убедительно. Моран повернулся к своему маленькому библиотечному экрану и набрал номер газетного раздела, затем номер газеты двухнедельной давности и выбрал из нее страницу некрологов. После этого он набрал отмеченный адрес и подождал, пока на экране не вырисовалось лицо, смотрящее на него сурово я вопросительно.
- Мистер Вассилис? - сказал Рекс Моран. - Мое имя Рой Маккорд.
С экрана смотрел усталый, аристократической внешности человек лет шестидесяти.
- Чем могу служить, мистер Маккорд? - холодно спросил тот.
- Я только что вернулся в город и узнал об этой трагедии. Я друг, простите меня, мистер Вассилис, я был другом Джерри Джерома.
Лицо на экране чуть заметно просветлело.
- Мне не приходилось слышать ваше имя от Джерома, но у него было много друзей, которых я не знал.
- Сэр, я бы хотел выразить свои соболезнования лично, - начал Рекс Моран. Человек на экране нахмурился и хотел было ответить, но Моран опередил его: - У меня хранится кое-что, принадлежащее Джерри, и я полагаю, что должен отдать это вам.
- Хорошо, молодой человек. Я буду свободен ровно в девять и смогу уделить вам несколько минут.
- Прекрасно, сэр, я приеду в назначенное время. - Рекс Моран выключил аппарат прежде, чем его собеседник успел сказать что-либо еще.
Он не решился взять индивидуальное пневмотакси у своего дома, зная, что компьютеры регистрируют все поездки и шпики смогут выследить его по номеру универсальной кредитной карточки. Моран прошел несколько кварталов до станции общественного пневмометро. Опустив универсальную карточку в щель, он сообразил, что после покупки игрушечного пистолета на счету у него осталось всего лишь несколько центов. Ему не хватит денег даже на, обратную дорогу, если лопнет затея. Выйдя из метро, он направился прямо к дому Вассилиса. У подъезда был установлен пропускной экран. Надеясь, что для входа не придется предъявлять кредитную карточку, он сказал в экран: "Рой Маккорд. У меня назначена встреча с мистером Вассилисом", - и вошел в отворившуюся дверь. В подъезде было два лифта. Он вошел в один из них и сказал: "Квартира Фрэнка Вассилиса".
Дверь отворилась, Моран вошел и замер. Стоящий перед ним человек в темном костюме вовсе не был Вассилисом. Он высокомерным взглядом окинул Морана с ног до головы, отмечая менее чем элегантный костюм и резкие, грубые черты лица.
- Мистер Маккорд? - осведомился он. - Хозяин ждет вас в своем кабинете.
Хозяин? У Вассилиса был слуга! Слыхано ли в наше время - живой слуга! Из некролога было ясно, что старикан принадлежит к высшим слоям общества. Но уж не такой богач, чтобы держать живого слугу! Тем не менее Моран последовал за лакеем. В такой большой квартире ему, пожалуй, и бывать еще не приходилось. На двери, перед которой они остановились, не было даже пропускного экрана. Слуга деликатно постучал и открыл дверь. Старый Вассилис и впрямь ждал гостя. Из комфортабельного кресла на Рекса Морана глядел пожилой человек, которого он уже видел на экране телевизиофона. На столике перед ним были разложены марки, а в руке он держал маленькую лупу - явно увлекался филателией.
- Ах да, мистер Рой Маккорд, друг Джерома. Входите, пожалуйста. - Так же, как и его слуга, он окинул оценивающим взглядом одежду и лицо Морана и чуть приподнял брови. - Итак, мистер Маккорд, чем могу служить?
Рекс Моран перевел взгляд на слугу.
- Вы свободны, Фрэнклин, - сказал Вассилис.
Фрэнклин вышел, тихо притворив за собой дверь. Рекс Моран выхватил пистолетик, показал его хозяину комнаты и сунул руку с игрушкой обратно в карман.
У старика глаза полезли на лоб:
- Вы... вы - грабитель?
- Я бы это сформулировал по-другому, - сказал Моран. - Мне надоело, что меня все время обносят, и я решил урвать свой кусок. Поскольку власть предержащие мне его не дадут, приходиться брать самому.
- Вы глупы, юноша.
- Может быть, да, а может быть, и нет, - Рекс Моран выразительно поиграл в кармане пистолетиком.
- В наше время преступник обречен. Общество нашло средство оградить себя от грабителей и воров. Совершать сейчас мелкие кражи просто невыгодно.
- А с чего вы взяли, мистер Вассилис, что у меня мелкая кража на уме? - Рекс Моран кисло усмехнулся. - Вашу кредитную карточку, пожалуйста.
- Долларами моего текущего счета, юноша, могу пользоваться только я. Я не могу их ни подарить, ни проиграть в карты, ни выбросить, и вытянуть их у меня никто не сможет. Только я один могу пользоваться моими дивидендами.
- Мы это еще посмотрим, - кивнул Рекс Моран. - А теперь вашу кредитную карточку, пожалуйста. - Он опять поиграл в кармане пистолетиком.
Старик с презрительной миной извлек из внутреннего кармана чудесный кожаный бумажник, вынул из него стандартную карточку универсального кредита и протянул ее Морану.
- У вас здесь есть, конечно, приемник автодоставки? - спросил Рекс. - Ну и размерчики! Вот вам преимущества великосветской жизни, мистер Вассилис. Видели бы мой мини-приемник в моей крошечной квартирке! А если нужно что-нибудь действительно солидное, приходится пользоваться общим приемником в подъезде моего перенаселенного дома.
Моран уселся перед приемником, не спуская с хозяина глаз. Он вложил кредитную карточку в автомат и сказал:
- Кредитный баланс, пожалуйста.
Робот ответил:
- Две тысячи сорок шесть акций Вэриэбл Бэйсик. Текущий кредитный счет сорок две тысячи двадцать девять долларов восемнадцать центов.
Моран набрал номер ультрамаркета и заказал револьвер 38-го калибра с коробкой патронов к нему. Подумав секунду, он набрал номер отдела фототоваров и потребовал "Поляроид-Пентакс" с набором пленки.
- Брать так брать, - пояснил он старику. - Уж коли делать вашему счету кровопускание, так основательное.
- Не будет никакого кровопускания, - вспылил Вассилис. - Как только я сообщу об ограблении, власти немедленно возместят мне убытки.
Рекс Моран набрал номер отдела готового мужского платья и не спеша выбрал себе полный комплект одежды.
- Вот сейчас действительно будет дело, - сказал он и, соединившись с ювелирным отделом, выбрал кольцо стоимостью в две тысячи долларов.
- Пожалуй, то, что нужно, - решил он. И, набрав номер секции туристского снаряжения, заказал длинную веревку. - А теперь, старина, подойдите-ка сюда и суньте пальчик в экран.
- Предположим, я откажусь?
Рекс Моран ухмыльнулся.
- А какой вам смысл? Сами же сказали, что, как только заявите, власти вам все возместят. Вы ничем не рискуете.
Ворча, старик подошел к приемнику и с видом крайнего презрения приложил к экрану большой палец правой руки.
Спустя минуту заказанные вещи были в приемнике.
Вассилис вернулся в свое уютное кресло.
Рекс Моран зарядил только что полученный револьвер и переоделся. Потом повесил через плечо фотоаппарат. С восхищением оглядев кольцо, он сунул его во внутренний карман и переложил револьвер туда же.
- Я было хотел заказать еще несколько таких штучек, но решил, что, если сразу снять со счета столько денег, может перегореть какое-нибудь реле и банковские программисты всполошатся.
- Ворюга, - злобно сказал Вассилис.
- Да вам-то что? Не вам же расплачиваться. - Рекс взял веревку. - Сначала мы свяжем вас, дружище, а потом займемся Фрэнклином...
Выйдя на улицу, он сообразил, что ему все же придется идти пешком; его личных сбережений не хватило бы даже на оплату пневмометро. Но идти, к счастью, было недалеко. По дороге он швырнул игрушечный пистолетик в урну. Теперь у него было настоящее оружие.
В этом районе сохранилось еще несколько частных лавчонок. Он выбрал самую маленькую.
Из-за прилавка к нему вышел тихий человечек лет пятидесяти и спросил мягко:
- Что вам угодно, сэр?
Рекс Моран вошел в роль. Он сказал неуверенно:
- Как я понимаю, вы иногда покупаете предметы личной собственности.
- Это так. Покупаю и продаю. Но что именно вы хотите предложить, мистер...
- Эдамс, - сказал Рекс Моран. - Тимоти Эдамс. У меня есть кольцо, которое принадлежало моей матери.
- Присядьте, пожалуйста, мистер Эдамс. Наследственные драгоценности не бог весть как идут на рынке, но взглянуть можно...
Камень в очень современной оправе, мистер Эдамс. Я думал, что ваша мать оставила вам старое кольцо.
- О нет, - сказал Моран. - Она приобрела это кольцо незадолго до смерти. Конечно, если бы у меня была жена, я мог бы подарить кольцо ей, но я одинок.
Лавочник спокойно смотрел на него.
- Я покупаю и продаю произведения искусства и драгоценности, но не торгую краденым. Где ваша мать приобрела это кольцо?
- Во время отпуска в Евразии.
- Хорошо, что не в Соединенных Штатах...
Лавочник вынул из ящика лупу и стал разглядывать кольцо.
- Я дам за него двести долларов.
- Двести долларов! Да мать говорила мне, что оно обошлось ей больше, чем в две тысячи.
- Значит, она переплатила. Такую вещь вряд ли удастся быстро пристроить.
- Давайте триста.
- Ладно, - согласился лавочник, - хоть и себе в убыток.
- Ага, - хмуро буркнул Моран. Он вынул свою универсальную карточку и вложил ее в щель обменного экрана.
Лавочник спрятал кольцо в ящик, вынул свою карточку, вложил ее в другую щель аппарата и сказал в экран:
- Перечислите триста долларов с моего счета на предъявленную карточку.
- Сумма перечислена, - сказал робот.
Рекс Моран забрал свою карточку и поднялся со стула.
- И все-таки это грабеж, - пробормотал он.
Моран торопливо зашагал к ближайшей станции пневмометро, желая покинуть этот район как можно быстрее.
Из подземки он вышел около полудня. Голод уже давал себя знать. В конце концов, триста долларов - это триста долларов, и он вполне мог угоститься в кафетерии-автомате.
Моран выбрал подходящее заведение, уселся за стол и тупо уставился на меню. К чертовой матери блюда из антарктического криля, планктонного протеина и соевых бобов. Опустив кредитную карточку в щель в столе и приложив к экрану большой палец, он заказал цыпленка и кружку морского напитка.
Хорошо бы, конечно, пропустить для начала глоточек псевдовиски, но не такие уж у него капиталы.
Зазвонил его наручный телевизиофон. Аппарат был включен на канал Первоочередной важности, и во всем мире только два человека могли его вызвать. Однако на экране появилось незнакомое лицо. Незнакомое и свирепое.
- Говорит Служба Распределения, Подотдел Полиции. Рекс Моран, вы арестованы за попытку нарушить правила пользования универсальными кредитными карточками. Немедленно явитесь в ближайший Полицейско-Административный участок. Отказ от явки усугубит наказание.
- Чтоб ты сгнил! - прорычал Рекс Моран. Отключив аппарат, он в смятении уставился на погасший экран. Его уже ищут. Тысяча чертей! Он даже в свою мини-квартирку вернуться не сможет. Он теперь был в бегах и из-за чего? Из-за жалких трехсот долларов; которыми и воспользоваться нельзя: любой компьютер его засечет. Они могут так же засечь его наручный телевизиофон. Он с отвращением начал сдирать его с запястья. Но в это время экран вспыхнул.
- Вниманию всех граждан. Разыскивается преступник Рекс Моран, обвиняемый в разбое, грабеже и торговле краденым. Просьба ко всем гражданам оказать помощь в его задержании. Опасный преступник вооружен. Передаем его изображение.
Моран застонал, увидев на маленьком экране свое собственное лицо. Хорошо хоть фотография была старая.
Он сорвал с запястья аппарат и швырнул его в угол. В этот час в кафетерии никого, кроме него, не было.
Выбегая на улицу, он услышал вдали звук сирены. Наверняка за ним.
Выхватив револьвер, Моран остановил прохожего. Тот взглянул на него, потом на револьвер, потом снова перевел взгляд на лицо Морана и вспыхнул:
- Да вы же тот самый преступник, которого только что показывали.
- Верно, дружище, а теперь живо вызывай такси.
Лицо прохожего посерело. Он набрал номер, и мгновенно автотакси на воздушной подушке выплыло из-за угла. Распахнулась дверь.
- Живо суй в щель карточку.
Пока прохожий вкладывал карточку в щель, Моран уже забрался на заднее сиденье.
- Приложи палец к экрану, - скомандовал он, набирая адрес.
Неожиданно Рекс высунулся из машины, сорвал наручный аппарат с запястья прохожего и сунул к себе в карман. Выдернув кредитную карточку из щели, он вручил ее своей жертве.
- Вот, - сказал он. - И не говори потом, что я тебе не сделал одолжение. Подумай только, как бы тебе было плохо без кредитной карточки. - Он захлопнул дверь, и такси тронулось с места.
- Максимальную скорость, пожалуйста, - сказал Моран в экран.
- Да, сэр, - ответил робот.
Долго оставаться в такси было опасно. Как только тот болван, которого он бросил на улице, заявит в полицию, по всем компьютерам будут проверять набранный им адрес. Компьютеры зарегистрировали вызов по кредитной карточке ограбленного. Проверить адрес они проверят, да ведь он тоже не дурак, чтобы по этому адресу ехать. Примерно на полпути Рекс открыл дверь, и дальше машина пошла пустой. Он шмыгнул в боковую улочку и пошел вправо от проспекта, по которому продолжала двигаться машина.
В кармане прозвучал зуммер украденного аппарата. Он вынул его, нажав крошечный рычажок, чтобы в эфир не ушло его собственное изображение. На экране появился тот же чиновник и повторил объявление о розысках преступника, добавив, что Морана видели, когда он вызывал такси. Его жертва явно успела уже донести. Это означало также, что они знают об украденном аппарате. Моран швырнул аппарат в сточную канавку и раздавил каблуком.
Надо было срочно исчезнуть. И вдруг его осенило.
Неподалеку находился ресторан, о котором он слышал, но который всю жизнь был ему не по карману. Войдя в здание, Рекс поднялся на лифте на крышу в зал, известный под названием "Зал гурманов". Время уже подходило к обеду, и в ресторан стекались чиновники высших рангов. Моран ухитрился скрыть впечатление, которое на него производил этот приют богачей. Он благодарил свою звезду за то, что догадался переодеться. Почтительно приблизился официант. В жизни Рекс Моран не был в ресторане, который мог бы похвастать живой прислугой. Однако и сейчас он не выдал своего изумления.
- Прикажете отдельный столик, сэр? - осведомился метрдотель.
- Да, пожалуйста, - ответил спокойно Рекс Моран, словно всю жизнь только и делал, что обедал за отдельными столиками в шикарных ресторанах. - И, будьте любезны, где-нибудь в углу. Мне надо кое о чем подумать.
- Разумеется, сэр. Пожалуйте сюда.
Морана усадили в укромной кабинке, что вполне его устраивало. Обговорив заказ, метрдотель и официант оставили его одного.
Рекс Моран огляделся по сторонам. В этой части зала, кроме него, был только один человек, и тот сидел к нему спиной. Он снял с плеча "Поляроид", вынул из кармана кассету с пленкой и зарядил аппарат. Потом из внутреннего кармана извлек кредитную карточку, отобранную у Вассилиса, и тщательно рассмотрел ее, обращая особое внимание на отпечаток пальца. Наконец он приставил карточку к маленькой цветочной вазочке и навел на нее аппарат. Щелкнув затвором, вытащил из камеры готовую фотографию и посмотрел на нее. Получилось не совсем удачно. Он сделал с полдюжины фотографий, пока не получил дубликат, схожий с отпечатком пальца на карточке. Вложив фотоаппарат в футляр, он вынул перочинный нож. Моран аккуратно выстригал из снимков отпечаток пальца, когда официант принес первое блюдо.
Обед и вино превзошли все ожидания, но засиживаться было опасно. Не дожидаясь десерта, Рекс Моран неожиданно вскочил из-за стола и заспешил к расчетному экрану, у которого сидел дежурный кассир. Там же стоял и метрдотель, приподнявший бровь в почтительном вопросе.
- Я только что вспомнил об одном важном деле, которым должен заняться немедленно, - торопливо сказал Моран. - Придержите, пожалуйста, десерт, пока я не вернусь, а также присмотрите за моим фотоаппаратом.
Метрдотель посмотрел на столик Морана. На нем действительно лежал фотоаппарат.
Рекс Моран покинул ресторан, все еще сохраняя вид человека, неожиданно вспомнившего о деле, требующем его срочного вмешательства. Выйдя на улицу, он состроил гримасу. Фотоаппаратом пришлось пожертвовать. Но он уже не был нужен. Рекс направился к ближайшему отелю. Приходилось идти на риск. Если портье опознает его, дело плохо.
- Мне нужен маленький номер, - сказал Моран. - Гостиная, спальня, ванная. Вряд ли я буду принимать гостей.
- Пожалуйста, сэр. - Портье посмотрел на Морана. - Э-э, ваш багаж, сэр?
- Багажа у меня нет. Я только что с побережья. Хочу подкупить кое-что из одежды. Всегда одеваюсь только здесь, на Востоке. В Калифорнии моды смехотворные.
- О да, сэр. Изволите зарегистрироваться?
- Я бы хотел сначала взглянуть на номер. Если он мне понравится, я наверху и зарегистрируюсь.
- О, я уверен, что вы останетесь довольны, сэр. Позвольте предложить номер "А".
Номер "А" был расположен на одном из самых верхних этажей здания. В жизни не приходилось Морану видеть более изысканных комнат. Он подошел к экрану и сказал: "Номер мне подходит. Беру".
- Благодарим вас, сэр. Будьте любезны опустить в щель вашу кредитную карточку, сэр.
Моран глубоко вздохнул. Вынув из кармана карточку Вассилиса, он вставил ее в щель аппарата. Потом вынул сделанный в ресторане фотоснимок отпечатка пальца Вассилиса и на мгновение приложил к экрану.
- Благодарю вас, сэр, - сказал робот.
Рекс Моран перевел дух. Его лицо расплылось в торжествующей улыбке. Надул он их все-таки! Набрав номер на диске, Рекс сказал в экран:
- Доставьте мне, пожалуйста, сюда бутылку виски, бутылку коньяка, бутылку бенедиктина, бутылку шартреза - только желтого, конечно, а не зеленого, - ну и перно-абсент, если найдется, а если нет, то и простой сойдет.
Робот ответил:
- В отеле "Нью-Карлтон" напитки можно заказать через бар-автомат.
- Знаю, но я люблю смешивать себе коктейли сам.
- Слушаюсь, сэр. Заказ будет доставлен.
Все с той же ухмылкой Маран извлек из бара-автомата бутылку отменного "скотча" и, одобрительно прищурясь, посмотрел ее на свет. За всю жизнь ему только один раз довелось надраться виски, а в нынешние времена оно в буквальном смысле было на вес золота. Рекс смешал виски с содовой и, потягивая этот нектар, ходил по комнате, обдумывая дальнейший план действий.
О чем же еще, черт побери, он всю жизнь безуспешно мечтал? Икра! Он никогда не ел икры вдоволь! И Рекс заказал фунтовую коробку икры, потом масла, тостов, рубленых яиц. Подумав, он добавил к заказу копченую осетрину и лососину. А остаток дня провел, ублажая себя всеми блюдами и напитками, о которых когда-либо мечтал. И когда время подошло к ужину, с огорчением отметил, что сыт по горло.
Он смутно помнил, как с трудом добрался до спальни и набрал на диске кровати "максимальный комфорт", прежде чем рухнуть в нее.
Как ни странно, утром он проснулся без малейшего признака похмелья. Автостолик доставил заказанный завтрак прямо в постель. Сок свежего манго, папайя, яйца в черном масле, снова икра, тосты, жареные помидоры, кофе - все в двойных порциях. Он ел, постанывая от удовольствия.
- Ну ладно, - усмехнулся он торжествующе, закончив завтрак. - Пора и делом заняться. Он подошел к экрану и набрал номер секции мужской одежды ультрамаркета. Никогда в жизни он не испытывал такого наслаждения, как сейчас, когда разворачивал пакеты с покупками. Около десяти часов он решил, что пора уже разойтись на полную катушку, и заказал спортивную модель машины на воздушной подушке, приказав оставить ее на стоянку отеля.
В десять минут одиннадцатого вспыхнул пропускной экран на двери. На нем вырисовались два человека.
- Пойдем! - сказал с отвращением человек в штатском. Человек в форме окинул взглядом заваленную покупками комнату.
- Заратустра! - только и вымолвил он.
На улице их ждала полицейская машина. Человек в форме сел за руль. Человек в штатском усадил Морана на заднее сиденье рядом с собой.
- Ну и повеселился же ты, должно быть, - хмуро сказал полицейский.
Рекс Моран рассмеялся.
- Ничего себе шуточки, - сказал его собеседник. - Мы тебя чуть не накрыли в том кафетерии. Нужно было сразу выходить на тебя, а не давать объявление по телесети.
- А я удивился, что вы так не сделали. Нерасторопная у нас полиция.
Они доставили его в местное отделение Службы Распределения и, поднявшись на третий этаж, предстали перед самим Контролером Марвином Рухлингом.
Рухлинг посмотрел на Морана и сказал:
- Хорош! Даже спортивную машину приобрел! Да ты представляешь, какой шум поднимет Вассилис?
- Так он же не знает, что на самом деле произошло, - рассудительно ответил Рекс Моран. - Поволновался немного, и все тут.
- Ничего себе "поволновался". А если бы его со страху кондрашка хватила? Я уж не говорю о прохожем, которого ты заставил вызвать машину, угрожая оружием.
- Вы же сами хотели, чтоб все было по-настоящему, вот и получили.
- По-настоящему, - фыркнул полицейский в штатском. - Надо, кстати говоря, снять с телесети объявление о розыске, а то Рекса еще подстрелят, чего доброго, на улице.
- Итак, Рекс, твои выводы, - обратился Рухлинг к Морану.
- Необходимо что-то менять с карточками и отпечатком пальца. В противном случае какой-нибудь настоящий бандюга может найти одинокого болвана-аристократа побогаче, прикончить его и смыться куда-нибудь в другой район страны, сделав то же, что и я, с отпечатком пальца, и до конца дней своих доить дивиденды.
- Что еще?
Рекс Моран подумал минутку.
- Мы с Фредом как раз говорили об этом по дороге. Из затеи с добровольной явкой в полицию ничего не выходит. Конечно, в нормальных условиях она дает экономию на штатах, но, если попадется достаточно отпетый тип, да еще и вооруженный, следует выходить на него по его наручному телевизиофону, если, конечно, у него не хватит ума выбросить аппарат.
- Рекс, безусловно, прав, - сказал полицейский в штатском.
Марвин Рухлинг глубоко вздохнул.
- Ладно, - сказал он, - пари ты выиграл. Ты сумел скрыться и комфортабельно провести полные сутки, не имея ни цента на счету. Но хотел бы я посмотреть, как ты будешь изворачиваться через полгода, когда я ликвидирую все лазейки, которыми ты воспользовался.
Рекс Моран усмехнулся:
- Хотите пари?
Мак Рейнольдс. Пари


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация